Иерей Алексий Латушко, настоятель храма свт. Феодосия Черниговского: «Наших прихожан я называю подвижниками».

Просмотров: 954

18 февраля Православная Церковь чтит память святителя Феодосия, архиепископа Черниговского. В этот день престольный праздник отмечает храм свт. Феодосия Черниговского, расположенный в районе железнодорожного вокзала г. Севастополя. В преддверии праздника с настоятелем храма иереем Алексием Латушко побеседовал сотрудник пресс-службы Севастопольского благочиния Артемий Слезкин.

– Отец Алексий, расскажите о Вашем детстве, где оно прошло, какое у Вас образование.

– Я родился в Белоруссии, в Витебской области. Отец у меня служил в морской пехоте. Всей семьей из Белоруссии мы переехали в Севастополь. Детство обычное: был октябренком, пионером. В Севастополе я учился в 49-й школе. Когда перешел в 9-й класс, начал искать Бога. Тогда у нас в Севастополе был один единственный действующий храм — Всех святых на ул. Пожарова. Настоятелем его был отец Евгений Шунькин, ныне он – настоятель Покровского собора. И вот я впервые переступил порог этого храма. Я даже в хоре там начал петь, потом стал ходить в воскресную школу.

Когда Покровский собор передали Церкви, часть общины храма Всех святых перешла в него. И я тоже перешел, был пономарем в соборе. Это было в 1992 году. Много читал, постигал богослужение, учился. Были у меня мысли поступить в военное училище, стать военным. Потом пришел к убеждению, что надо оставаться в Церкви, служить в ней, приносить пользу людям.

В 1996 году, закончив школу, поступил в Почаевскую духовную семинарию. В Почаеве проучился 4 года, закончив семинарию в 2000 году. Потом поступил заочно в Киевскую духовную академию, закончил ее в 2005 году.

– Расскажите о своей семье: матушке, детях.

– С матушкой познакомились в храме. Она закончила в Киеве институт имени Вернадского, по профессии она детский психолог. На первых порах ей было очень сложно, ведь никто ее к такой жизни – быть женой священника, – не готовил. Все для нее было новое, и пришлось трудно. Но вот прошло уже 9 лет, как мы женаты, и сейчас она уже такая – настоящая попадья (смеется). У нас двое детей. Старшей дочери 7 лет, младшей – 3,5 года. Ожидаем пополнение – третью девочку.

– Удалось ли своим примером привести к Богу кого-то из друзей, коллег, бывших в Вашей жизни до принятия сана?

– В Покровском соборе я нес послушание – проводил катехизаторские беседы, готовил людей к принятию Таинства Крещения и Венчания. Были у меня знакомые, которые интересовались верой, начинали ходить в храм, а позже и воцерковлялись. Был такой период, когда я закончил семинарию, но еще не рукоположился – по благословению настоятеля говорил с амвона проповеди по праздникам. Проповедь – это как разбрасывание семян, которые, при содействии Божией благодати, когда-нибудь обязательно взойдут в сердце человека.

– Что самое сложное в пастырском служении?

– Думаю, самое сложное – иметь терпение ко всему. Времени не хватает ни на что – это тоже сложность. Служение священника можно сравнить с полем, поросшим сорняком и бурьяном. И хочется ему обработать все поле. Чтобы был какой-то результат, приходится делать самое главное. Вот и приходится обрабатывать кусочек земли — то есть делаешь, что можешь. Весь участок невозможно обработать физически.
Мы живем в такой период, когда восстанавливаются храмы, приходится поднимать все с самого нуля, возрождать храмы, которые были утрачены после революции. В наше время священнику приходится быть и архитектором, и строителем, и юристом, и психологом, и отцом – дома, в семье. Хотя, говоря по правде, священник не должен этим заниматься. Священник должен молиться, заниматься социальной, миссионерской деятельностью.

А так, в принципе, никаких у меня особых сложностей нет. Я получаю удовольствие от того, что делаю, так как вижу, что приношу пользу людям. Вижу, что люди приходят к Богу, начинают участвовать в жизни прихода. При нашем храме с начала этого года начала функционировать воскресная школа. Дети у нас поделены на две группы, одна группа – до 6 лет, вторая – после 6 лет. Когда в город привозили Дары волхвов, мы собрали всех маленьких детей , наняли автобус, поехали, приложились к святыне. Для детей все это очень важно, ведь дети – наше будущее, их души – как губка, впитывают в себя все. То, что мы сейчас вложим в детей, то будем потом пожинать.

– Как строится Ваша неделя? Много ли остается свободного времени на чтение, досуг? Чем увлекаетесь «для себя»?

– Служба у нас начинается с пятницы. В пятницу служим молебен; в субботу и воскресенье, а также по двунадесятым праздникам – Литургия. Получается, что остается свободное время в понедельник и вторник. И то, когда службы нет, приходится заниматься документам, в частности, по земле, искать какие-то стройматериалы. Можно сказать, что свободного времени очень мало.

– Есть ли какое-то хобби?

– Да, последнее время начал заниматься спортом, вместе с диаконом Покровского собора Сергием Орда. Так что физически нагружаюсь. А бывает, приезжает машина, три тонны цемента, а разгружать некому. Вот еще «физкультура» (смеется).

– Если бы вам предложили стать священником только сейчас? Согласились бы или отказались и что бы изменили в своем образе мыслей, порядке действий, опираясь на уже имеющийся опыт?

– Конечно, я бы не отказался. Первый вопрос, который задают абитуриенту при поступлении в семинарию: «Зачем ты сюда поступаешь? Для чего это тебе нужно?». Некоторые поступают в семинарию ради какой-то славы, вот, мол, руку священнику целуют. Или что он сможет как-то манипулировать людьми. Кого-то привлекает идея, что став священником, он сможет улучшить свое материальное положение.

На самом деле священник – тот, кто полностью отдает себя служению Церкви. Он не принадлежит себе, он принадлежит людям. Поэтому когда священника рукополагают, снимают даже обручальное кольцо. Тем самым показывается, что отныне священник не принадлежит даже своей семье, а только Церкви.

– Если помечтать, ваша идеальная жизнь – какая она?

– Чтобы дети не болели. Чтобы как можно людей приходило в храм. Чтобы община была большая. Чтобы мы приносили как можно больше пользы людям. Достроить воскресную школу.

– Наверное, Вы свою «идеальную жизнь» стараетесь претворить в жизнь?

– Совершенно верно. Для этого и служу.

– Батюшка, расскажите о вашем храме. На каком этапе находится строительство, какова ситуация с финансированием?

– Храм наш находится в стадии строительства. В этом году у нас юбилей – 10 лет со дня закладки храма. В самом начале, в 2004 году, закладывали маленькую часовенку. Когда я сюда пришел, тут стоял просто крест. Не было ничего, один пустырь. Только основание часовни и крест. Не было документов ни на землю, ни на строительство, не было регистрации. Приходилось все начинать с нуля: делать юридические документы.

Вот эта часовня – как семя, которое было брошено в неразработанную землю. Закладку часовни проводили Блаженнейший Владимир, Митрополит Киевский и всея Украины, владыка Лазарь, Митрополит Симферопольский и Крымский. Примечательно, что этот храм был заложен в тот момент, когда недалеко от железнодорожного вокзала, в районе Красной Горки, была обнаружена донная мина времен Великой Отечественной войны. Эта мина могла в любой момент взорваться. И вот вспомнили, что недалеко от места обнаружения мины находится место, где когда-то стоял православный храм.
В то время севастопольским благочинным был протоиерей Владимир Карпец. Он обратился к городской администрации, сказав, что если город не пообещает заложить здесь храм и не поможет с его возведением, эта мина взорвется. Городская администрация пошла навстречу, дав обещание помочь в восстановлении храма. Как известно, донную мину благополучно вывезли из города и взорвали на полигоне. Была частично профинансирована закладка нашего храма. В 2004 году, после закладки храма, его где-то полгода строили, а потом – «оранжевая революция» и – все встало. Строительство возобновилось только в 2008 году. Так что практически 6 лет идет строительство храма.

В 2009 году на храм установили купол и крест. Это было очень торжественное мероприятие, я все в деталях помню до сих пор. Утром, в день установки, я съезжал на машине по дороге, ведущей от центра к вокзалу, и храм в районе Южной бухты еще не был виден. Бухта была как мертвая – без храма. А когда с помощью крана поставили купол, а затем – большой крест, было ощущение, что у бухты забилось сердце. Храм сразу преобразил местность. Говорят, что район, где нет храма – мертвый район. Когда мы освящали и устанавливали крест, даже было знамение на небе – крест в виде облаков.

Потом, в этот же день, вечером, я поехал встречать свою супругу, она возвращалась с Северной стороны. А как раз был так называемый праздник «Хеллоуин». Иду по Графской пристани, и вижу – молодые люди в страшных звериных масках. То есть утром – свет, торжество, Божия благодать, новенький купол и крест на храме, а вечером – духовная тьма. Я понял всем нутром, что Церковь наша – воинствующая, борется с диаволом, нечистой силой.

– Отец Алексий, а когда появилась идея расширять вокзальный храм, делать его более обширным?

– С самого начала отец Владимир Карпец, благочинный, планировал, что здесь будет часовня. Все было связано с тем, что нам выделили небольшой участок земли – всего 5 соток. Когда меня назначили сюда настоятелем, не было возможности как-то расширить территорию. Вот почему тогда было принято решение строительства часовни. Когда же мы начали заниматься землеотводом, так получилось, что вокзал разрешил демонтировать две железнодорожные ветки и часть коммуникаций. В результате у нас появилась возможность увеличить площадь участка почти в два раза – до 11 соток. На сегодняшний день мы имеем возможность расширить храм, раньше это было невозможно.

Начали с того, что на новом участке убирали мусор. Порядка 20 «Камазов» мусора вывезли, чтобы расчистить территорию. И сейчас получается у нас как бы храмовый комплекс. Мноиге из приходящих в храм обращаются с вопросом: как покреститься? То есть на территории храма должна быть крестильня. Вот в новом храме запланирован баптистерий для совершения Таинства Крещения, где взрослый человек сможет с полным погружением принимать Таинство. В храме необходимо испекать просфоры. Много людей приходит на службу, каждый хочет получить просфору. Так что надо делать просфорню.

На территории храма нужен туалет. Нужно делать воскресную школу, библиотеку, кухню, трапезную, комнату отдыха, кабинет настоятеля. Было принято решение делать все в одном здании. Потому параллельно со строительством храма у нас строится двухэтажное здание для всех перечисленных служб. И даже то, что мы построили – этого мало. Еще к этому зданию будет пристроена колокольня.

Да, храм у нас будет расширяться, будет большой полноценный храм, который станет крупнейшим храмом Нахимовского района, Корабельной стороны.

– Какие социальные проекты планируется реализовать на приходе?

– Уже сейчас мы занимаемся социальной деятельностью. Например, мы окормляем детскую Морскую флотилию, базирующуюся находится недалеко от нас. Учебный корпус флотилии находится над нами, на ул. Пушкина, 20. А учебные суда – рядышком, только дорогу перейти. Мы с ребятами много путешествуем, много раз ездили в Свято-Никольский храм на Северной стороне. Ребята приходят к нам на богослужения, молятся, исповедуются, причащаются. Буквально недавно ездили с ними на Фиолент, в Свято-Георгиевский мужской монастырь. Они были под большим впечатлением.

В этом году перед Рождеством дети нашей воскресной школы собирали деньги, своими руками сделали 60 подарков, и эти подарки мы потом дарили маленьким пациентам «Теремка», детского отделения городской психиатрической больницы.

Для того, чтобы заниматься социальной деятельностью, у нас, к сожалению, не хватает людей. Храм вмещает около 25-30 человек. В воскресенье мы не закрываем двери храма, на Литургию приходят много больше, так что люди вынуждены стоять под открытым небом. Это продолжается на протяжении трех-четырех лет.

В 2011 году, когда я служил вторым священником в храме Петра и Павла, пришел указ о назначении меня настоятелем храма святителя Феодосия Черниговского. Так что регулярные богослужения начались именно с 2011 года.

– Кто составляет приход? Жители Корабельной стороны?

– Жены рыбаков. Рыбаки приходят в яхт-клуб отдохнуть, и в храм приходят их жены. В основном люди целенаправленно приезжают сюда их других районов. И из Нахимовского района есть прихожане, и из Гагаринского. Есть люди и из близлежащих домов. Староста наш неподалеку живет, певчие. Хор у нас пока небольшой, один-два человека.

– Как создать настоящую приходскую общину, где каждый знает, кто родился, кто женился, кто умер, где вместе празднуют свадьбы, помогают нуждающимся и живут одной большой «семьей»?

– Община – она как семья. В нашем храме эта семья небольшая, но с каждым годом она увеличивается. Мы стараемся все храмовые мероприятия проводить вместе. Например, если у кого-то из прихожан День рождения, мы поздравляем всем приходом, дарим какой-нибудь подарок, цветы, икону, поем «Многая лета». На Рождество всем прихожанам раздали церковные календари. Если какой-то большой праздник, после службы накрываем стол, вместе отмечаем. Ездим на экскурсии вместе. Дети наши вместе с родителями посещали Херсонес, Инкерман. Мы планируем съездить вместе в Топловский монастырь. Я считаю, что все нужно делать вместе, тогда приходская община будет крепкой.

– Какие-то беседы с прихожанами вы проводите? Разъясняете Евангелие, например, отвечаете на вопросы?

– У нас есть воскресная школа для взрослых. К сожалению, негде пока ее проводить, нет места. После воскресной Литургии младшие дети из воскресной школы занимаются в церковной лавке, вторая, старшая группа, собирается в храме. А взрослые заходят в церковную лавку и стоят, даже негде сесть. Так что занимаемся пока в таких «походных» условиях.

– Что сделать, чтобы «поддержать» Единое Тело при­хода?

– Как можно больше общаться с прихожанами. Смотреть вместе какие-то церковные фильмы, о святых. Ездить вместе в паломнические поездки. Эти поездки, по опыту, очень объединяют людей, сплачивают их. Если честно, все это для меня новое. Раньше я был вторым священником. Сейчас, когда стал настоятелем, понял, какой это большой труд: всех объединить, чтобы в этой большой семье было понимание, согласие, ведь люди разные приходят в храм, и всех нужно как-то объединить в единое целое.

– Какие вы видите способы привлечения молодежи к при­ходской жизни? Как вы решаете эту про­блему на своем приходе?

– Участие молодежи в приходской жизни – это в наше время большая проблема. Наш приход окормляет украинский учебный центр ВМСУ. Одно время, когда была еще срочная служба, я регулярно, несколько раз в месяц, посещал этот учебный центр. Меня часто приглашали на присягу. В настоящее время мы поддерживаем тесные отношения с военнослужащими и есть уже результаты. Например, когда нам нужно было в храме повесить колокола, я позвонил с просьбой помочь, пришли офицеры из учебного центра, помогали их устанавливать.

Нередко военных брал в паломнические поездки. Ездили мы в Россию, ребята были под большим впечатлением. Ездили в Свято-Георгиевский монастырь, в Херсонес. Эти поездки очень всех объединяют. На Масленицу мы собираемся, за блинами и чаепитием обычно протекает оживленная беседа, много вопросов задают ребята, отвечаю, как могу.

Духовное окормление учебного центра ВМСУ не очень просто начиналось, но, со временем, ситуация стала иной. На сегодняшний день представители командования сами мне звонят, приглашают на то или иное мероприятие.

Буквально недавно мы отмечали 15-летний юбилей базы вооружения. Пригласили, я выступил в актовом зале, мне грамоту даже дали. В воинской части в Инкермане освящал поклонный крест, сами военнослужащие изъявили желание, чтобы у них этот крест стоял.
Когда мы отмечаем церковные праздники, я прихожу, общаюсь с военными, разъясняю им значение праздника, мы общаемся. Иногда военнослужащие изъявляют желание принять Таинство Крещения. А так, конечно, по нашему приходу я скажу, что молодежи у нас мало, это проблема.

– Не касаясь Вашего прихода, отец Алексий, расскажите, как должна решаться проблема участия молодежи в церковной жизни? Как ее привлекать в храм?

– В первую очередь, священник должен идти в школу, в учебные заведения, проповедовать, общаться с молодежью. Это должно дать результат. Когда мы достроим и оборудуем воскресную школу, я планирую, чтобы привлечь молодежь, пригласить, к примеру, преподавателя сольфеджио. Хочет молодой человек научиться петь – он может придти к нам для этого. Выучится, будет петь в храме. Нужно привлекать молодых к церковному чтению, изучать с ними церковно-славянский язык, участвовать с ними в богослужении. Какие-то поделки вместе делать. В походы вместе ходить.

– Среди нас много людей, которые попали в какую-либо зависимость. Чем может Церковь помочь таким людям?

– На протяжении дня я часто общаюсь с людьми, которые не имеют жилья. Сам храм расположен на территории железнодорожного вокзала. Бывает, когда бездомный человек приезжает в Севастополь, то сразу идет в наш храм. Мы предоставляем таким людям возможность поучаствовать в возрождении храма, поработать. Если у человека есть такое желание – пожалуйста. Здесь его и накормят, и одежду какую-нибудь подберут. Мы утеплили одно из помещений построенного здания воскресной школы, какое-то время у нас там жили люди.

Чтобы избавиться от зависимости, я считаю, человеку нужно трудиться. Для избавления от зависимости должно быть, в первую очередь, желание у этого человека. А то как часто бывает: это желание есть у родственников, у близких зависимого, а у него самого такого желания нет. Тогда ничего ему не поможет в таком трудном деле. Конечно, зависимый человек должен молиться Богу, чтобы Он помог ему освободиться от уз пагубной привычки. Но, повторюсь, молитва молитвой, но и сам человек должен прикладывать определенные усилия. Как говорится, спасение утопающих – дело рук самих утопающих.
У нас в городе есть православный центр, который оказывает помощь алко- и наркозависимым, называется он «Возрождение». Мы с этим центром сотрудничаем, оказываем им материальную помощь. Какое-то время жил у нас тут неподалеку человек, спал на улице на скамейке. Отвез я его в этот центр, он сейчас там живет, трудится. Он стал значительно меньше употреблять спиртное, курить. Приходит к нам в храм, исповедуется, причащается.

– По Вашим наблюдениям, сегодня происходит отток людей из Церкви или наоборот людей в храмах становится больше, и почему?

– Есть статистика, об этом говорят священники, которые служат в селах: в храм регулярно ходят и принимают активное участие в жизни Церкви 2-3 % населения. У нас ситуация несколько иная. Люди тянутся, приходят к нам, но мы не можем разместить в храме всех желающих. Тех, кто приходит, я называю подвижниками. Ведь они идут к нам, преодолевая многие препятствия. Во-первых, многие целенаправленно едут в храм издалека. Во-вторых, чтобы попасть в храм, тоже нужно потрудиться. Одно время были у нас тут «окопы», вырытые по периметру храма, когда готовилась заливка фундамента. Так вот люди мужественно преодолевали эти «окопы». В-третьих, не все имеют возможность попасть во время службы внутрь и стоят под открытым небом. У меня нередко бывало: холодно, а я исповедую людей за дверями храма, на улице. А зайти в храм – тесно. Но я вижу – человеку это нужно. Невзирая на все эти неудобства, он приезжает каждую субботу и воскресенье, стоит, молится, исповедуется, причащается.

Тем людям, которым нужен комфорт, они, конечно, уходят в другие храмы, где больше места, более просторно. Поэтому мне на этот вопрос сложно ответить. Например, у меня были такие случаи, что сердце кровью обливается. Стою на Херувимской с Дарами, обращаюсь к людям, даю возглас, и вижу, как открывается дверь храма, человек стоит на улице, и, не имея возможности войти в храм, потому что храм битком забит, разворачивается и уходит. Именно поэтому мы приняли решение расширять храм.

В самом начале, когда мы начинали строительство храма, многие сомневались, нужно ли строить его именно здесь. Очень много было разного рода искушений, препятствий. Например, люди, когда приходили на богослужение, обращали внимание на неприятный запах. Рядом с нами находится канализационная насосная станция, в результате работы которой и образовывался этот запах. Подходили к пристани корабли, которые делали сброс нечистот в эту станцию.

Мне, как настоятелю, пришлось написать письмо в «Водоканал», чтобы они прекратили делать сброс во время богослужений. Написал, что и беременные посещают храм, и дети. И руководство «Севгорводоканала» пошло нам навстречу, и теперь они делают сброс в определенное время. Начальник порта мне звонит, спрашивает: «Отец Алексей, есть ли у вас сегодня служба? Когда нам можно делать сброс?» И я говорю, когда у нас служба. И прекратили делать сброс во время службы. Раньше, бывало, по пять-шесть машин в день приезжало, делали сброс. Сейчас график завоза согласуют с нами, что, конечно, приятно.

А если говорить в общем, то здесь, как с золотом – его бросаешь в грязь, а оно остается золотом. Так и храм, хотя он и оскверняется он остается храмом. Дело в том, что в здании сегодняшней насосно-канализационной станции находился до революции храм. Если в храме хоть раз совершалась Божественная литургия, там, у престола, невидимо стоит Ангел, и это особое, святое место. Нам и дается сейчас время, чтобы исправить ошибки и восстановить то, что было утрачено. Мы будем делать все для того, чтобы возродить этот храм.

Храм свт. Феодосия Черниговского является визитной карточкой нашего города. Это первый храм, который видит человек, приезжающий на железнодорожный вокзал Севастополя. Человек перед дальней дорогой может помолиться, поставить свечку, попросить помощи Божией, благословения на дальнюю дорогу, заказать сорокоуст, помолиться об усопших. Наш храм важен для города.

– Какой нравственный облик должен иметь современный человек? Что может сделать сегодня Церковь для улучшения духовно-нравственного состояния общества?

– Если у нас будет здоровая семья, то будет здоровое государство и здоровая Церковь. Каждый человек должен прежде всего начинать с самого себя, изменяться в лучшую сторону. Тогда и наш город станет лучше и светлее. Люди, находящиеся вне Церкви, смотрят на нашу жизнь, жизнь православных. Во многом это определяет их путь к Богу. Поэтому нам нужно быть максимально требовательным к себе. И наоборот, если человек будет требовать от других изменений, то он будет отталкивать людей от храма.

Вспоминаю слова архиепископа Сергия, услышанные мной в духовной семинарии на вручении нам дипломов. Мы проучились четыре года, без пяти минут священники, многие уже приняли священнический сан. Он обратился к тем студентам, которые только должны были стать священниками: «Братья! Подумайте очень хорошо. Если чувствуете, что это не ваше, лучше не принимать сан. Потому что один нерадивый священник может сделать такую работу, которую не смогут сделать руководители десяти тоталитарных сект».

Поэтому в первую очередь сам священник должен от себя требовать многого, а уж потом что-то требовать и от своей паствы. И тогда Церковь наша будет крепче, сильнее, здоровее.

– Как современному человеку достичь смирения?

– Если открыть Евангелие, то можно видеть, что Спаситель на протяжении всей Своей земной жизни проповедовал смирение. Вообще говоря Евангелие – это Евангелие смирения. Чтобы нам приобрести смирение, нам необходимо читать Священное Писание. Если внимательно читать Евангелие, то можно обнаружить, что Господь проявил наивысшее смирение. Это Его крестная жертва, Его смерть за людей. Чтобы нам иметь образ Божий, чтобы этот образ Божий не потерять, нам необходимо иметь смирение. Человек, который имеет смирение, он имеет большую любовь. Для того, чтобы быть смиренным, надо, в первую очередь, смирять самого себя, то есть смирять свои страсти, свою похоть, свое «Я» – то есть отказаться от своего «Я». Через это мы сможем приобрести любовь к ближним, к Богу, а значит, и смирение.

– Как современному человеку возлюбить ближнего как самого себя? Как побуждать себя к добрым делам?

– Надо вспомнить гимн любви апостола Павла: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор. 13, 4-8). К сожалению, в наше время, если посмотреть на наше общество, то можно увидеть, что люди привыкли жить в комфорте. Спросите себя: почему у нас происходит так много разводов, рушатся семьи? Потому что люди относятся к любви эгоистично. Они в первую очередь думают о себе, чтобы им было комфортно. Конечно же, это не любовь, когда, например, человек ищет плотского наслаждения . А настоящая любовь, еще раз повторю, это когда человек жертвует собой ради ближнего.

Нам необходимо учиться этой любви и учить детей, молодежь на примерах святых. Нужно читать и самим, и детям жития святых. Например, святых Петра и Февронии Муромских, семья которых была построена на основе взаимной жертвенной любви. Безусловно, искать любовь нужно и в храме. Если человек регулярно исповедуется, причащается, анализирует свои поступки, старается изгонять из себя все плохое, а хорошее – развивать, если человек будет молиться, прибегать к святым Таинствам Святой Церкви, он сможет приобрести эту любовь.

– О месте Церкви в жизни человека сегодня: как «приучить» себя жить так, как следует христианину: регулярно посещать богослужения, ежедневно читать Евангелие, утреннее и вечернее молитвенное правило, соблюдать пост, предпочитать духовную или качественную художественную литературу просмотру развлекательных программ по телевизору? Ведь люди часто жалуются на нехватку времени, усталость на работе и т.п. Что нужно делать человеку в этом мире, давящего его пустой или даже опасной информацией, чтобы оставаться христианином?

– Наше время – очень трудное для христианской жизни. Очень много соблазнов, особенно для детей, для молодежи. Если посмотреть на сам храм как на здание, то часто в его архитектуру заложен образ корабля. Взять, к примеру, Покровский собор. Он похож на небольшой корабль. По учению святых отцов наша земная жизнь чем-то похожа на житейское море. Мы плывем по этому житейскому морю в корабле – Церкви. Те, кто находятся внутри корабля, внутри Церкви, имеют шанс достичь тихой пристани Царства Небесного. Этот путь уже прошли многие отцы Церкви. Не нужно ничего изобретать, а нужно исполнять то, что заповедала Церковь: соблюдать заповеди Божии, соблюдать все то, что нам оставил Господь.

Если человек находится вне Церкви, он находится как бы за бортом надежного корабля. И тогда крайне мало шансов, почти невозможно спастись такому человеку в бушующем море. Поэтому я бы посоветовал человеку не покидать Церковь, пребывать в ее спасительных стенах и не оставлять храм. Среда Церкви благоприятно влияет на самого человека, на его жизнь. Я знаю много случаев из жизни разных людей, когда до вхождения в Церковь они был одними, а по мере врастания в Церковь, воцерковления становились совершенно другими, полностью менялись.

Как тут не вспомнить житие святого равноапостольного князя Владимира, который до крещения был язычником, жестоким, сластолюбивым. Когда же он принял святое Таинство Крещения, он полностью духовно преобразился.

Жизнь святителя Феодосия Черниговского тоже для многих людей является образцом для подражания. Будучи архиепископом города Чернигова, он был очень милостивым к ближним, щедр на милостыню, заботился о благолепии богослужения, был разборчив при выборе священства. При жизни он создал регентские курсы, которые существуют до нашего времени. Те люди, которые хотят научиться петь, могут молиться об успехе в этом деле святителю Феодосию Черниговскому. Он является небесным покровителем певчих.

– Какие бы советы Вы дали новоначальным, а также тем, кто уже давно пребывает в церковной ограде?

– Есть такое очень хорошее сравнение: когда человек впервые приходит в спортзал, он сразу штангу не может поднять, а начинает с чего-то малого. Бывает, что человек попадает в храм, и начинает брать на себя много обязанностей, молитвенных трудов, «подвигов», как ему кажется. И надрывается духовно, в результате чего у него пропадает желание посещать храм. Поэтому необходимо, также, как в спорте, новоначальному начинать с малого, с малых нагрузок. Например, начинать молиться, но понемногу. Начинать исповедоваться, причащаться, интересоваться жизнью Церкви, читать какие-то книги. И так, постепенно, шаг за шагом, идти по лестнице духовной жизни вверх.

Новоначальному, конечно, нужно прислушиваться к советам настоятеля храма, куда он ходит, прислушиваться к людям, которые что-то понимают в духовной жизни. Есть еще одна проблема в нашей Церкви, когда новоначальные, приходя в храм, сталкиваются с нашими «супер-православными» бабушками, которые все, как им кажется, знают и пытаются учить других, даже если их об этом не просят. Я, кстати, их очень сильно ругаю за это. Говорю им: вы себя вспомните, когда впервые пришли в храм, когда не знали, как перекреститься, кому молиться, как стоять в храме. Ведь все это – внешнее, а главное, что внутри у человека происходит.

Поэтому людям, уже имеющим некоторый опыт духовной жизни, хочу посоветовать быть осторожными с людьми, впервые пришедшими в храм. Мы не знаем, что происходит в сердце человека. Одно наше неправильное действие может увести человека из Церкви.

А новоначальным советую не бояться трудностей, это все естественно. И ребенку, когда он начинает делать первые шаги, трудно, но это его не останавливает – он учится дальше, пока не пойдет уверенно. В духовном делании то же самое – не надо останавливаться. Даже если у новоначального что-то не получается, со стороны может даже что-то выглядеть смешно, нужно не тушеваться. Главное – не уходить из храма, если кто-то косо посмотрел, не то сказал.

Приглашаем всех на праздничное богослужение. 17 февраля в храме святителя Феодосия Черниговского будет отслужено всенощное бдение; начало — в 16.00. Утром 18 февраля в день памяти святителя Феодосия Черниговского в 07.00 утра будет совершен молебен, в 08.00 начнется служение Божественной литургии.

ID: 4818
URL:
HTML Link:
bbCode: